Обращение директора детсада «Лучик» к врио губернатора Курской области Роману Старовойту

© Pixabay.com
Собственный корреспондент интернет-издания «Цензуры.Нет» посетил скандально-известный курский детский сад «Лучик». А точнее – АНО ДО «Лучик». С точки зрения права, детский сад – это НКО, оказывающее социальные услуги. Директор организации – Елена Геннадьевна Котова – охотно поделилась итогами судебного заседания в Воронеже. Противником женщины был город Курск, а вернее его чиновники. Между понятиями «город» и «чиновники» кощунственно ставить знак равенства.

По словам Котовой, бюрократы хотят всё «отобрать и поделить» – прямо как известный персонаж повести «Собачье сердце». Знал ли Булгаков, насколько органично будут вписываться его образы спустя 100 лет?

Елена Геннадьевна: - «Я безуспешно обращалась в Арбитражный и Областной суды» – начинает рассказ Елена Геннадьевна, стесняясь своего скромного кабинета – «Потеряв веру, я обратилась в Арбитражный суд Воронежа. Там была коллегия из пяти судей, которые принимают решение на основе закона, а не коррупции. И судьи рекомендовали администрации города включить здравый смысл и заключить мировое соглашение».

«Цензуры.Нет»: - То есть оставить всё, как есть?

Е. Г.: – «Именно. Поэтому мне надо составить мировое соглашение с городом и привезти туда. Это остановит спекуляции о закрытии «Лучика», а также позволит начать переговоры о передаче земли в безвозмездное пользование».

«ЦН»: – Амбициозно. А откуда вообще взялся «Лучик»?

Е. Г.: – «Детский сад в этом здании работает с 1972 года. Он принадлежал «Курскэнерго» и обозначался под №74. Затем Курскэнерго всё закрыло и создало «Лучик» – единственную автономную некоммерческую организацию в Курске».

«ЦН»: – А как это отразилась работе?

Е. Г.: – «Никак. По факту, энергетики продолжали владеть «Лучиком». Здание сдавалось в аренду лишь формально и за копейки – 30 или 40 тысяч в месяц. Однако со временем «Курскэнерго» начало терять прибыль и провела оптимизацию. Результатом этой «оптимизации» стала передача детсада городу».

«Стоимость аренды стала расти как на дрожжах и со временем нас вогнали в долги. Администрация просит за здание почти 100 тысяч рублей в месяц: откуда такие деньги у НКО?».

«ЦН»: – Что случилось потом?

Е. Г.: – «Потом меня вызвал Николай Овчаров. Он предложил подписать новый договор, уверяя: размер платы и режим работы не изменятся. Я ему поверила, но, как оказалось – зря! Стоимость аренды стала расти как на дрожжах и со временем нас вогнали в долги. Администрация просит за здание почти 100 тысяч рублей в месяц: откуда такие деньги у НКО? И, опять же: Администрация должна была провести независимую экспертизу, а не брать цифры с потолка. Это не офисное здание, а объект социально-значимой инфраструктуры. По закону, мы не имеем права на прибыль и работаем на самоокупаемость».

«ЦН»: – А во сколько родителям обходится ваша «самоокупаемость»?

Е. Г. – «Всего 7 тысяч. В эту сумму входит зарплата, аренда, коммунальные услуги, текущий ремонт и многое другое. Даже игрушки, моющие средства и постельное бельё детям мы покупаем сами. В отличии, например, от муниципальных садов: там родители приобретают и технику, и бельё. Сейчас мы завершили капитальный ремонт в группах и купили новую мебель. Я также договорилась с депутатами о проведении всероссийского марафона кровельщиков – и нам бесплатно сделали крышу! Она капитальная: её должно хватить на 15 лет. Теперь у нас ничего не течёт».

«ЦН»: – …и интерес города к вам вырос, да?

Е. Г.: – «Совершенно верно. Центр города: два этажа, капитальный ремонт и пластиковые окна. Плюс – не без помощи Николая Грешилова – мы привели в порядок прилегающую территорию. Обрубили деревья, выровняли землю и посадили газон!».

«В группах ведутся занятия по английскому языку, а всех наших деток берут в престижные школы без экзаменов».

«ЦН»: – А в чём главное отличие «Лучика» для детей?

Е. Г.: – «В подходе и отношении к ним. В группах ведутся занятия по английскому языку, а всех наших деток берут в престижные школы без экзаменов. Также у нас есть незаменимые специалисты, в том числе – дефектолог. Мы многих детей из муниципальных садов «вытягиваем», так как группы маленькие, и к каждому индивидуальный подход. К тому же, кроме нас никто не берёт аутистов и детей с синдромом Дауна. Вот, посмотри сам!» – говорит директор, листая фотографии на телефоне – «Она только четыре слова знает и все имена» – показывая фото четырёхлетней девочки, объясняет руководитель садика.

«ЦН»: – Насколько она отстаёт?

Е. Г.: – «В два раза: она развита, как 1,8-летний ребёнок. Поэтому учится в младшей группе и чувствует себя более-менее комфортно».

«ЦН»: – Жутко…

Е. Г. – «Да, и я всеми силами – даже заплачу сейчас – всеми силами стараюсь попасть к врио губернатора Курской области. Он должен остановить это беспредел, так как кроме нас такими детьми никто не займётся. Мы договаривались с его помощником – Павлом Николаевичем – о том, что они на новогодние праздники к нам приедет Старовойт. Но потом произошёл этот скандал и передо мной встал Овчаров. И, как сообщил мне помощник врио, он уже говорил с губернатором. Однако у мэра своя позиция, а у меня – своя. Роман Владимирович должен знать и другую точку зрения. Он – здравомыслящий человек и отец двоих детей. Мы сможем найти общий язык».

«ЦН»: – Но вернёмся к заседанию. Каково решение Воронежского суда?

Е. Г.: – «Оно ещё не принято. Но судьи порекомендовали заключить мировое соглашение. Для нас такая «рекомендация» – это уже успех. Появилась вера в суд и надежда на справедливость.»

«Администрация заявила, что в новый Детский сад №74 будут принимать детей с двух месяцев… Как в детском саду ухаживать за двухмесячными? Это невозможно!».

«ЦН»: – А как это объяснил суд?

Е. Г. – «Судей справедливо смутили три вопроса. Первый – это увольнение персонала и перевод детей; второй – возраст принятия в ясли. Адвокат Администрации заявила, что в новый Детский сад №74 будут принимать детей с двух месяцев. В «Лучике» тоже есть ясли: туда ходят детки от 1,6 до двух лет. Но мы их и кормим, и подгузники меняем. Однако как в детском саду ухаживать за двухмесячными малышами? Это невозможно!»

«Доходы нашего учреждения несопоставимы с приносимой им пользой для людей».

«ЦН»: – А как звучал третий вопрос?

Е. Г.: – «Третьим вопросом стала большая социальная важность НКО. Доходы нашего учреждения несопоставимы с приносимой им пользой для людей. Что же до курской казны – наша статья никогда не была принципиальной».

«ЦН»: – Бюджет Курска на 2018 год составляет 6,8 миллиардов рублей. Ваша годовая аренда – 1 200 000 рублей – это около двух сотых процента от городских расходов. Им самим не смешно?

Е. Г.: – «А я о чём? Но, помимо этого, им придётся выгнать на улицу меня и 36 моих сотрудников. И это после всего, что мы сделали для учреждения!».


Ярослав Углицкий