Битва за наследство: когда нельзя без адвоката

© Pixabay.com
«Деньги любят тишину» - гласит известный афоризм, который приписывают легендарному Джону Рокфеллеру. И с этой истиной сложно поспорить, но можно ее дополнить. Анатолий Владимирович Фурсов, управляющий партнер Коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры», уточняет: «А очень большие деньги «любят» еще и грамотное юридическое сопровождение».

Битва за баснословно большое наследство, о которой рассказал нам Анатолий Фурсов, длится уже несколько лет. И лишь сейчас, благодаря тому, что за дело взялась опытная коллегия адвокатов, в этом запутанном деле наметился справедливый итог. А иначе богатая наследница имела бы все шансы остаться «принцессой на бобах».

В уже далеком от нас 2013 году скончалась от онкологического заболевания бизнес-вумен Н. Женщина оставила после себя очень большое причем не только по российским меркам), наследство: четыре дорогих иномарки, в числе которых престижный Lexus; доли уставного капитала в двух процветающих копаниях, а также несколько земельных участков, расположенных в престижных местах Подмосковья, коммерческие постройки, роскошный жилой дом и пр. Общая наследственная масса составила, по оценкам экспертов, ни много ни мало - 896 млн. рублей. Это богатство, согласно по всей форме составленному и заверенному у нотариуса завещанию, предстояло разделить между тремя ближайшими родственницами покойной – ее престарелой матерью, и двумя дочерьми – И. и О.

Казалось бы, дело абсолютно прозрачное и ясное… Ан нет! Ни для кого не было секретом, что покойная предпринимательница все последние годы жизни боролась с тяжелейшим недугом, при этом не переставая работать до последних дней. И этим печальным обстоятельством не преминули воспользоваться люди из ее ближайшего окружения, которые к «заветным миллионам» имели лишь опосредованное отношение, а также одна из наследниц.

«Необходимо отметить, что совершение наследником противоправных действий, - является поводом для обращения в суд с иском об отстранении недостойного наследника от наследования. Проще говоря, в такой ситуации мы советуем лишить наследника его доли в наследственной массе» - комментирует Ольга Полякова, кандидат юридических наук, Генеральный директор Юридического партнерства «Галакс».


Первым озвучил свои претензии к имуществу покойной ее гражданский муж С. Как вытекает из всего вышесказанного, никакого права на наследуемое имущество мужчина не имел. В завещании были упомянуты лишь три родственницы, а кроме того, С. не состоял с завещательницей в законном браке. Но это его не остановило: «безутешный вдовец» попытался оспорить в суде сделки купли-продажи отдельной недвижимости в составе наследуемого имущества. Таким образом, после признания этих сделок ничтожными, он мог бы получить часть недвижимости в собственность. И это был бы очень лакомый кусок… Однако суд вполне справедливо счел его доводы неубедительными, и «комбинатор» не получил ровным счетом ничего.

Штрих к портрету: сейчас С. пребывает в местах не столь отдаленных, но уже совсем по другому, куда более громкому делу. Ведь вскоре он оказался замешан в убийстве известного авиаконструктора и бизнесмена из подмосковного Жуковского. Суть данной криминальной истории в следующем: два высокопоставленных офицера ФСБ решили «отжать» у авиаконструктора его высокодоходный бизнес, и, чтобы замести все следы, руками киллера устранили потерпевшего. Самого киллера, кстати, потом тоже ликвидировали… А помогал двум мерзавцам в погонах найти киллера никто иной, как наш старый знакомый С.! На суде его назвали «мелким бизнесменом, имеющим обширные связи в криминальной среде», и дали вполне заслуженный немалый срок.

Но вернемся к истории со спорным наследством. Следующей не выдержала испытания большими деньгами одна из сестер – О. Женщина решила, что ей абсолютно незачем делиться имуществом, доставшимся от матери, с родной сестрой и бабушкой в равных долях, и начала воплощать в жизнь свой план «по перераспределению» наследственной массы. С этой целью она не погнушалась пойти на прямой подлог: подделала подписи покойной матери на документах, и преспокойно перевела основные активы в сумме 851 млн рублей в подконтрольную ей фирму, зарегистрированную в Ростовской области. Сюда вошли и земельные участки, и здания, и самое весомое - доля в головной компании покойной матери. То есть, по сути, ближайшим родственницам она «оставила на бедность» лишь автомашины. Тогда ее сестра И., дабы отстоять свои и бабушкины имущественные права, обратилась в Коллегию адвокатов «Домбровицкий и партнеры».

«При построении доказательной базы по такого рода делам необходимо определить состав действий, и дать им оценку с точки зрения действующего законодательства РФ. Вступившими в законную силу судебными актами уже может быть установлена противоправность действий, тогда обращение с заявлением в суд о признании наследника недостойным — не требуется. В таких случаях наследник будет исключен нотариусом из состава наследников.

Далее необходимо установить, против кого непосредственно направлены совершенные данные действия, а именно:
- непосредственно против наследодателя;
- против наследников;
- последней воли наследодателя, например, выраженной в завещании.

При этом важно установить умысел наследника на совершение данных действий, когда мотивы, цели, а также реальное причинение вреда уже значения не имеют. Описанная ситуация формирует состав и повод для предъявления иска или требований к нотариусу о признании наследника недостойным», - комментирует проблему Антон Абражевич, управляющий юридического партнерства VERDICTO.


Для того, чтобы доказать коррупционную составляющую, адвокатам доверительницы пришлось сделать практически невозможное: уж слишком грамотно были спрятаны все концы. Поначалу многочисленные запросы в налоговую службу и другие учреждения по поводу переоформленного имущества никаких результатов не дали. В официальных ответах значилось, что «документы переданы в другой регион», так что концов было не сыскать... Но компания «Домбровицкий и партнеры» не привыкла сдаваться: благодаря нескольким искам, которые ее специалисты инициировали сразу в нескольких регионах, этот клубочек все же удалось распутать. Мошенническая схема оказалась действительно очень сложной, она затрагивала и Москву, и Ростов на Дону, и Батайск, и другие города, а необходимые сведения и документы юристы собирали буквально по крупицам. И вот, основной документ, благодаря которому О. перевела активы в свою собственность, был наконец найден, а подпись, стоящая на нем, признана недействительной!

Юристы коллегии «Домбровицкий и партнеры» добились возбуждения уголовного дела по факту незаконного переоформления активов, что позволит вернуть основные средства и распределить их по закону среди наследников. И это хорошая новость, но есть и плохая: это не последний суд, через который придется пройти их доверительнице. Ведь пока адвокаты выводили на чистую воду О., в полку претендентов на «сладкий кусочек наследственного пирога» прибыло. Некий подмосковный предприниматель М. заявил, что покойная бизнес-вумен еще в 2011 году заняла у него под 18% годовых немалую сумму - €400 тысяч и $500 тысяч соответственно. В доказательство М. предъявил договор займа, вроде бы подписанный покойной Н. Однако О., уже наученная горьким опытом, сразу же усомнилась как реальности самого факта долга, так и в подлинности этой подписи. Во-первых, она была в курсе всех деталей бизнеса матери, и точно знала, что та никогда не брала столь значительных средств в долг. А во-вторых, нельзя было скидывать со счетов, что покойная предпринимательница, в связи со своим тяжелым недугом, в последние годы жизни часто прибегала к услугам помощников. Не могло ли случиться так, что кто-то из них воспользовался ее доверием?

С этим вопросом О. вновь обратилась в коллегию «Домбровицкий и партнеры». Версия очередного подлога нашла у них поддержку: выяснилось, что личной водитель Н. часто выполнял дополнительную функцию – забирал бланки документов из офиса, и привозил их на подпись своей работодательнице домой. А это всегда дает широкое поле для злоупотреблений. Например, нельзя исключать возможность того, что водитель мог просто подменить настоящий документ, и, «подсунуть» плохо чувствующей себя начальнице на подпись договор займа на имя М. А уж сам М., действуя по заранее намеченному плану, после смерти предпринимательницы явился требовать с ее наследников долги...

- С последним эпизодом нам еще предстоит разбираться, - резюмирует управляющий партнер коллегии Анатолий Фурсов. – Как подсказывает мой профессиональный опыт, данная версия весьма жизнеспособна. А пока что мы представляем защиту интересов нашей доверительницы сразу в двух направлениях, и в первом случае вина ее сестры уже очевидно доказана, осталось лишь выиграть суд… От себя сделаю лишь еще одну ремарку: сплошь и рядом вроде бы вполне благонадежные граждане, столкнувшиеся с большими деньгами, пасуют перед этим искушением. И начинают творить такое, что уже никак не могут называться не только что законопослушными, но даже хотя бы – приличными людьми. Так что без опытного защитника в таких историях никак не обойтись, и в этом я убеждался уже не раз в своей практике».